Горячая линия: 8-800-555-222-9 (Звонок по России бесплатный)
Телефон в Москве: (495) 921-4991 (с 9:00 до 18:00)
E-mail: info@panavir.ru
Лауреат премии правительства российской федерации 2013
Распоряжение №230-р от 20 февраля 2014г. Правительства Российской Федерации
Вопрос-ответ
ЗАДАЙ ВОПРОС
СПЕЦИАЛИСТУ
Новости
Для врачей
    Беляевские чтения 2017 – конференция
    С 7 августа 2017 по 10 августа 2017 в Новосибирск состоится международная конференция «Беляевские чтения», посвященная 100-летию академика АН СССР Д.К. Беляева

Для пациентов


Подписка на новости медицины

Чтобы подписаться на новости медицины введите Ваш адрес электронной почты в поле ниже
Подробнее о подписке





Научные публикации
Совершенствование терапии цитомегаловирусной инфекции у мужчин

ВПЧ-инфекция шейки матки: перспективы комплексного лечения

Хронический эндометрит в практике акушера-гинеколога

Видео
Герпес
Вирус папилломы человека
ОРВИ
Конференции по гинекологии
Награды Панавир
ВПЧ
Панавир в лечении ВПЧ

ВПЧ: что делать?
Памятка пациенту

Панавир Интим. Профилактика ВПЧ
Герпес
Как снизить частоту появления герпеса?
ОРВИ
Проще предупредить, чем лечить


Особенности терапии в остром периоде клещевых микст-инфекций с поражением нервной системы у детей и подростков

Попонникова Т.В., Пиневич О.С., Серговская В.Д., Бедарева Т.Ю., Вахрамеева Т.Н.

Кемеровская государственная медицинская академия,

кафедра неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики,

ГУЗ Кемеровская областная клиническая больница

 

Проблема лечения инфекций, связанных с укусами иксодовых клещей, актуальна для многих эндемичных регионов России в связи с высоким уровнем заболеваемости и тяжестью клинического течения [3,4,10]. В последние годы представления о клещевых инфекциях принципиально изменились. Установлено, что это группа заболеваний различной этиологии, в которую входят, кроме широко известного клещевого энцефалита (КЭ), иксодовый клещевой боррелиоз (ИКБ), моноцитарный эрлихиоз человека (МЭЧ), гранулоцитарный анаплазмоз человека (ГАЧ) и другие [1,2,7]. Обширный ареал обитания таёжного клеща, являющегося общим переносчиком различных возбудителей, определяет широкое распространение этих заболеваний и высокую вероятность развития микст-инфекций [4,8].

Высокая частота развития менингеальных и менингоэнцефалитических форм клещевых инфекций у детей и подростков, тяжесть и продолжительность клинических проявлений, неблагоприятные исходы в виде стойких двигательных и когнитивных нарушений, эпилептического синдрома и других проявлений поражения нервной системы определяют необходимость поиска оптимальных методов лечения данной патологии в остром периоде с учетом этиологии инфекции, ведущих клинических синдромов, преморбидных и возрастных особенностей пациентов [5,9,10].

Основными задачами терапии клещевых инфекций с поражением нервной системы являются купирование основных клинических синдромов – общеинфекционного, менингеального, энцефалитического путем дезинтоксикации, борьбы с отеком головного мозга, коррекции состояния иммунной системы в остром периоде с последующей коррекцией когнитивных нарушений, астенического синдрома, поведенческих расстройств с целью обеспечения социальной адаптации пациентов. Степень восстановления когнитивных нарушений и компенсации эпилептического синдрома в значительной мере определяются своевременным началом и продолжительностью ноотропной и противосудорожной терапии и выбором оптимального препарата.

Необходимо отметить, что в остром периоде заболевания определение варианта этиотропной терапии и осуществление дифференцированного подхода к лечению различных этиологических форм клещевых инфекций на современном этапе развития серологической диагностики не представляется возможным. Окончательная этиологическая расшифровка диагноза, как правило, происходит ретроспективно, по мере определения динамики титров специфических антител к основным возбудителям клещевых инфекций – вирусу клещевого энцефалита, B.burgdorferi, E.chaffeensis, A. phagocytophila.

Лечение данной патологии является сложной практической задачей и предполагает одновременное применение антибиотиков, противовирусных, иммуномодулирующих, ноотропных препаратов и симптоматических средств, эффективность которых у детей требует изучения и тщательного обоснования. Значительную роль при этом играет неспецифическая синдромальная терапия, своевременность и интенсивность которой может определять исход заболевания.

Цель исследования - оценка эффективности комплексного лечения различных этиологических и клинических вариантов клещевых инфекций у детей и обоснование дифференцированного подхода к медикаментозной коррекции неврологических синдромов при данной патологии.

Материал и методы. Проведен анализ 110 клинических случаев клещевых инфекций у детей в возрасте от 1 до 14 лет (средний возраст 9,6±0,5 лет), обследованных и получивших лечение в клинике неврологии КемГМА в 2004-2006гг. Среди обследованных больных КЭ диагностирован в 26 (23,6%) случаях, ИКБ – в 34 (30,9%), микст-инфекция МЭЧ и ГАЧ – в 12 (10,9%), микст-инфекция КЭ и ИКБ – в 16 (10,0%), ИКБ, КЭ, ГАЧ и МЭЧ – в 7 (6,4%), ИКБ, КЭ и МЭЧ – в 5 (4,5%) , ИКБ, КЭ и ГАЧ – в 3 (2,7%), ИКБ и МЭЧ – в 1 (0,9%), ИКБ и ГАЧ – в 3 (2,7%), КЭ, МЭЧ и ГАЧ – в 3 (2,7%). Лихорадочные формы клещевых инфекций составили 84 случая (76,4%), менингеальные – 17 (13,6%), менингоэнцефалитические – 9 (8,2%).

Определение IgG и IgM к возбудителю ИКБ - B.burgdorferi в парных сыворотках крови проводилась методом иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием диагностических тест-систем («DAKO», Дания), к E.chaffensis (МЭЧ) и к А. phagocytophila (ГАЧ) - ИФА с использованием рекомбинантных тест-систем («Омникс», г.Санкт–Петербург), к вирусу КЭ - в реакции торможения гемагглютинации с антигеном вируса. Наличие менингита подтверждено результатами ликворологического исследования. Всем больным проведены общие клинические, биохимические и нейрофизиологические исследования в динамике заболевания.

Лечение включало иммуноглобулин человеческий с антителами против вируса КЭ в титрах 1:80 – 1:160 в течение 3-5 дней, курс антибиотикотерапии (цефтриаксон, амоксиклав) в течение 7-10 дней, патогенетическую терапию – диуретики (фуросемид, диакарб) в зависимости от наличия и тяжести проявлений отека головного мозга, инфузионную терапию (раствор глюкозы 10% в сочетании с кокарбоксилазой, реоглюман из расчета не более 10мл. на 1 кг. массы тела в сутки) до достижения регресса общеинфекционного синдрома, иммуномодулирующую терапию (циклоферон), противосудорожные препараты (реланиум, депакин, финлепсин), пульс-гормонотерапию (солумедрол, метипред) и рибонуклеазу  – при менингоэнцефалитических формах и тяжелом течении менингита.  В 12 случаях менингеальных и менингоэнцефалитических форм в качестве противовирусной терапии использован панавир. Ноотропная терапия включала в 52 случаях пирацетам, в 38 - пантокальцин, в 26 – кортексин. В 22 случаях для коррекции поведенческих нарушений использован персен.

Результаты и их обсуждение. Все рассматриваемые клинические случаи объединяли общий эпидемиологический анамнез и преобладающие в клинической картине общеинфекционные проявления, неспецифичные для определенных нозологических форм. Микст-инфекции проявлялись преимущественно в виде общеинфекционного синдрома, серозного менингита и менингоэнцефалита, характеризовались острым началом и более тяжелым течением в сравнении с моно-инфекциями.

Влияния терапии иммуноглобулином на выраженность клинических проявлений и воспалительных изменений в спинномозговой жидкости при лихорадочных, менингеальных и менингоэнцефалитических формах клещевых инфекций в исследованной группе больных не отмечено. Не выявлено также и дозозависимого эффекта иммуноглобулина.

При лихорадочной форме микст-инфекции у всех больных отмечена лихорадка длительностью 6,7±0,9 дней, что больше в сравнении с лихорадочной формой КЭ (р<0,05) и ИКБ в стадии ранней диссеминации в виде общеинфекционного синдрома (р<0,05). При сочетании  МЭЧ, ГАЧ, ИКБ и КЭ у всех больных выявлялись общемозговые симптомы, сохранявшиеся в течение 4,5±0,3 дней. Признаки раздражения мозговых оболочек при отсутствии воспалительных изменений в ликворе отмечены у 48% больных. В случаях применения циклоферона при лихорадочных формах моно-инфекций КЭ и ИКБ, а так же при локальных формах ИКБ (эритема, регионарная мононевропатия) влияния иммунотерапии на клинические показатели не отмечено.

При серозном менингите смешанной этиологии заболевание начиналось остро, с подъема температуры до фебрильных цифр, сопровождаясь слабостью, анорексией, общей гиперестезией. Симптомы интоксикации доминировали на всем протяжении болезни и регрессировали на фоне дезинтоксикационной и жаропонижающей терапии. Менингеальные симптомы различной степени выраженности сохранялись в течение 12,9±1,1 дней (при КЭ - 6,6±1,1 дней,  р<0,01, при ИКБ - 7,7±0,8,  р<0,01), общемозговые симптомы – в течение 13,3±1,3 дней. При менингеальной форме микст-инфекции на фоне применения циклоферона выявлено уменьшение продолжительности менингеальных симптомов (с 12,9±1,1 до 8,1±0,7 дней, р<0,05). Продолжительность общемозговых симптомов значительно уменьшалась в случаях применения ноотропных препаратов в остром периоде (с 13,3±1,3 до 8,4±0,5 дней, р<0,05).

Во всех случаях в раннем восстановительном периоде у детей присутствовали легкие когнитивные нарушения, симптомы церебрастении, головная боль, поведенческие нарушения, расстройства сна. В качестве ноотропной терапии использовались такие препараты, как пирацетам, гопантеновая кислота (пантокальцин) 0,25 – 3-4 раза в сутки, кортексин. При наличии поведенческих нарушений, тревожности, гипердинамичности применялся персен. При выборе препаратов учитывался преморбидный фон ребенка. Оценка результатов проводилась через 7, 14 и 30 дней от начала лечения. Во всех случаях выявлена положительная динамика в виде улучшения общего самочувствия и эмоционального фона ребенка. В группе детей, получавших в качестве ноотропного средства кортексин, положительные результаты регистрировались уже на 7-14 дни лечения. Дальнейшее лечение таблетированными формами ноотропов позволило добиться стойкого регресса клинических проявлений церебрастенического синдрома.

С учетом высокой частоты тошноты и рвоты, возникающих на высоте головной боли, пероральное применение лекарственных препаратов в остром периоде сводилось к минимуму. Так, в разгар клинических проявлений проводился курс лечения кортексином внутримышечно в течение 10 дней, по мере стабилизации состояния – пантокальцином курсом до 2 месяцев. Необходимо отметить, что в группе больных, получавших ноотропное лечение в виде данного сочетания, восстановительный период протекал благоприятно. При контрольном осмотре через 3 месяца после выписки из стационара церебрастенический синдром отмечен у 12% пациентов в отличие от других вариантов ноотропного лечения, при которых легкие когнитивные нарушения и жалобы на головную боль и повышенную утомляемость сохранялись у 23% реконвалесцентов. У 12 больных менингеалными формами клещевых инфекций в восстановительном периоде отмечены тревожность, гипердинамичность, нарушения сна. В этих случаях лечение дополнялось кратковременным курсом седативных средств (валериана, отвары седативных трав, персен).

При менингоэнцефалитической форме микст-инфекции на фоне выраженного общеинфекционного синдрома наблюдалась клиническая картина нарастающего отека головного мозга с угнетением сознания и судорогами с последующим формированием параличей и выраженных нарушений высших корковых функций. Воспалительные изменения в ликворе проявлялись смешанным или лимфоцитарным цитозом 144,5±37,3 клеток в 1 мкл. Менингеальный синдром наблюдался более длительно (20,2±1,9 дня), чем при моно-инфекции КЭ (15,5±1,8 дня, р<0,05). Общеинфекционные проявления были также более продолжительными (19,4±2,3 дня) в отличие от КЭ (13,9±1,7, р<0,05). В случаях начала пульс-гормонотерапии при менингоэнцефалитах на 4-5 сутки болезни и позже наблюдались наиболее выраженные воспалительные изменения СМЖ  (r=0,5, р<0,05) и более длительный их регресс (r=0,7, р<0,01). Эффективность антибиотикотерапии определялась своевременностью её назначения и не зависела от выбора конкретного препарата. Целесообразность назначения антибиотикотерапии в остром периоде клещевых инфекций до уточнения этиологии заболевания обусловлена высокой частотой микст-инфекций и возможностью развития бактериальных осложнений на фоне гормонотерапии. По мере совершенствования методов диагностики клещевых инфекций, в частности - расширения возможностей экспресс-диагностики возможно осуществление дифференцированного подхода к назначению антибиотиков.

В группе больных, получавших в остром периоде данной клинической формы панавир и циклоферон, отмечено достоверное снижение продолжительности лихорадочного периода (с 19,4±2,3 до 7,2±2,2 дня, р<0,01) и менингеальных проявлений (с 26,2±1,9 до 16±1,6 дня, р<0,05).

Во всех случаях проведенная терапия позволила добиться стабилизации состояния. Прогноз для восстановления функций нервной системы зависел от степени поражения в остром периоде и своевременности начала терапии. При появлении в остром и раннем восстановительном периодах менингоэнцефалитических форм клещевых инфекций миоклонических гиперкинезов, являющихся прогностически неблагоприятным симптомом в отношении развития хронического КЭ, лечение включало противоэпилептические препараты (финлепсин, депакин), а для восстановления высших корковых функций использовались ноотропы с противоэпилептическим эффектом (препараты гопантеновой кислоты, кортексин).

При развитии двигательных нарушений в виде центральных параличей применялись мидокалм, баклофен, массаж и физиолечение (при отсутствии эпилептического синдрома). Регресс когнитивных нарушений наблюдался на всем протяжении наблюдения. У 3 (33,3%) детей месяцев полностью восстановились речевые функции, память, внимание. При этом двигательные расстройства носили более стойкий характер. В 2 (2,22%) случаях проявления моторной афазии купировать не удалось, однако, наблюдалась положительная динамика восстановления двигательных функций. У 2 (22,2%) детей отмечен полный регресс очаговой симптоматики и когнитивных нарушений. В 1 (11,1%)  случае у пациента с нарушениями праксиса и корковой дизартрией положительная динамика отмечена на протяжении первых 3 месяцев с последующей стабилизацией состояния на фоне нерегулярного восстановительного лечения. В 1 (1,11%) случае развилось апаллическое состояние, сопровождавшееся судорожным синдромом. Применение противоэпилептических препаратов и кортексина привело к клинической компенсации судорожного синдрома, однако регресса нарушений высших корковых функций  не отмечено.

Заключение. Сложившаяся в последние десятилетия система профилактики, диагностики и лечения клещевых инфекций, ориентированная преимущественно на клещевой энцефалит, требует совершенствования с учетом новых сведений об этиологическом разнообразии болезней, передающихся иксодовыми клещами [4,5]. В связи с установленным этиологическим разнообразием клещевых инфекций очевидно необоснованно широкое применение иммуноглобулина против клещевого энцефалита, что приводит к некорректной иммунотерапии у большинства больных и нерациональному расходу препарата при проведении пассивной иммунопрофилактики. Необходимость применения специфического иммуноглобулина для лечения КЭ отражена в нормативных документах, но остается предметом дискуссий. Наши наблюдения не выявили достоверного влияния терапии иммуноглобулином на тяжесть течения болезни и исход. Применение в комплексной терапии в остром периоде КЭ противовирусных препаратов, в частности – панавира, представляется целесообразным.

Результаты исследований свидетельствуют о том, что большая часть клинических случаев, расценивающихся как клещевой энцефалит в силу повсеместной доступности серологической диагностики, является микст-инфекцией, что требует пересмотра принципов медикаментозного лечения и подтверждает целесообразность рассмотрения каждого случая развития заболевания как потенциальной микст-инфекции [4,5]. Большинство клинических случаев клещевых моно- и микст-нейроинфекций (различные сочетания клещевого энцефалита, боррелиоза, эрлихиоза, анаплазмоза) в остром периоде не сопровождаются диагностически значимыми симптомами, характерными для определенного этиологического варианта инфекции, несмотря на значительные различия биологических свойств возбудителей [1,6,7].

Микст-инфекция характеризуется усилением тяжести клинических проявлений в сравнении с моно-инфекциями, что проявляется увеличением длительности и выраженности общеинфекционных, менингеальных, общемозговых и очаговых симптомов [5,8]. Это свидетельствует о важной роли макроорганизма,  в частности – выраженности системных воспалительных реакций, в формировании определенной клинической формы болезни, особенностей её течения и исхода. В условиях развития микст-инфекции коррекция неспецифического звена иммунитета является важнейшим компонентом комплексного лечения.

Эффективность иммунотерапии циклофероном при менингеальных и менингоэнцефалитических формах клещевых инфекций не зависит от этиологии, что подтверждает ведущую роль системных воспалительных реакций в патогенезе данной группы заболеваний и позволяет применять препарат в остром периоде до серологического подтверждения диагноза. Целесообразность применения данного иммуномодулятора определяется и в целях коррекции ятрогенной иммунодепрессии вследствие гормонотерапии в случаях наиболее тяжелого течения нейроинфекции. Как показали наблюдения, терапия циклофероном благоприятно влияет на течение энцефалитического синдрома и снижает риск развития бактериальных осложнений при  менингоэнцефалитах.

Необходимо отметить, что хронический КЭ у детей развивается преимущественно после перенесенного острого менингоэнцефалита и проявляется в большинстве случаев (более 80%) гиперкинетическим синдромом и кожевниковской эпилепсией, что определяет важность этиотропной противовирусной терапии в остром периоде, своевременного определения прогностически неблагоприятных признаков (миоклонические гиперкинезы, клинические и (или) электромиографические признаки поражения периферического мотонейрона) и длительного диспансерного наблюдения. В связи с высокой частотой развития синдрома кожевниковской эпилепсии у детей и подростков противосудорожная терапия является важным компонентом в лечении и реабилитации, а препаратами выбора для коррекции когнитивных нарушений в подобных случаях являются ноотропы, обладающие противоэпилептическим действием (гопантеновая кислота, кортексин).

Применение ноотропных препаратов в остром и раннем восстановительном периодах болезни способствует регрессу общемозговых симптомов, когнитивных нарушений и церебрастенического синдрома. Гопантеновая кислота (пантокальцин) является естественным метаболитом ГАМК в нервной ткани, хорошо проникает через гематоэнцефалический барьер, оказывает положительное влияние на обменные процессы и кровообращение головного мозга, сочетает мягкий психостимулирующий, умеренный седативный, противосудорожный и дезинтоксикационный эффекты. Наряду с нейрометаболическим обладает нейропротекторным и нейротрофическим эффектом, приводит к уменьшению моторной возбудимости, оказывает активирующее влияние на работоспособность и умственную активность. Данные свойства гопантеновой кислоты позволяют применять ее как в остром, так и в восстановительном периоде клещевых нейроинфекций у детей, в том числе у пациентов с отягощенным неврологическим анамнезом, эпилептическим синдромом, формирующимся хроническим КЭ. С учетом высокой частоты судорожного синдрома при менингоэнцефалитической форме КЭ у детей и подростков применение в качестве ноотропного средства кортексина курсом из 10 внутримышечных инъекций с последующим применением гопантеновой кислоты  в течение 2 месяцев является патогенетически обоснованным. Подобный подход применим и в отношении детей раннего возраста, а так же при наличии отягощенного преморбидного фона (судорожный синдром, гиперкинезы, логоневроз и другая неврологическая патология в анамнезе).

Необходимо отметить важность медикаментозной коррекции поведенческих нарушений, тревожности и нарушений сна в остром и восстановительном периодах клещевых нейроинфекций, что требует гармоничного сочетания ноотропной и седативной терапии. С учетом возможного токсического эффекта и развития привыкания спектр седативных средств, применение которых возможно у детей при инфекции с поражением нервной системы, ограничен. Применение медикаментов растительного происхождения (персен, деприм, отвары седативных трав) позволяют избежать нежелательных эффектов. Применение в восстановительном периоде нейроинфекций персена - седативного средства растительного происхождения, обладающего успокаивающим и спазмолитическим действием, позволило добиться гармонизации поведения, улучшения эмоционального фона и нормализации сна благодаря входящим в состав препарата валерианы, мелиссы и мяты перечной. Целесообразно проведение повторных курсов ноотропной терапии, периодичность и продолжительность которых определяется индивидуально в зависимости от клинической формы перенесенной инфекции и степени выраженности неврологической симптоматики.

Как показали результаты многолетних катамнестических наблюдений пациентов, перенесших лихорадочную и менингеальную формы клещевых нейроинфекций, наиболее частыми и стойкими являются церебрастенический синдром, синдром вегетососудистой дистонии с цефалгиями, нарушения поведения и сна, легкие когнитивные нарушения. В исходах менингоэнцефалитических форм доминируют двигательные нарушения в виде центральных и смешанных параличей, выраженные нарушения высших корковых функций, гиперкинетический, судорожный синдромы, псвдобульбарные симптомы. Это необходимо учитывать при формировании комплекса терапии в остром периоде и планировании дальнейших реабилитационных мероприятий.

Лечение различных клинических форм клещевых нейроинфекций у детей требует комплексного дифференцированного подхода с учетом возраста больных, этиологии инфекции, преморбидного фона и доминирующего клинического синдрома. Сочетание этиотропного лечения с дезинтоксикацией, дегидратацией, иммуномодулирующей, противосудорожной, ноотропной и седативной терапией позволяет добиться стойкого регресса клинических проявлений, улучшает прогноз для жизни и восстановления функций центральной нервной системы.

               

Список литературы

  1. Григорян Е. В., Коренберг Э. И., Воробьёва Н. И. и др. Первые данные о клиническом течении моноцитарного эрлихиоза в России. // Эпидемиология и паразитарные болезни. - 2000. - № 6. – С. 20 – 23.
  2. Дубинина Е.В., Алексеев А. Н. Динамика биоразнообразия возбудителей болезней переносимых клещами рода Ixodes: анализ многолетних данных. // Мед. паразитология и паразитарные болезни. - 1999. -  №2. -  С. 13 – 19. 
  3. Иерусалимский А. П. Клещевой энцефалит. – Новосибирск.: Наука,  2001. - 359с.
  4. Коренберг Э. И. Комплексный подход к изучению и профилактике инфекций передающихся иксодовыми клещами. // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. - 2003. – № 2. – С. 32 – 36.
  5. Попонникова Т.В., Субботин А.В. Особенности клинических проявлений острого периода сочетанной инфекции клещевого энцефалита и иксодового клещевого боррелиоза у детей. //Мед. паразитология и паразитарные болезни. – 2005. - №1. – С.1-9.
  6. Субботин А.В., Попонникова Т.В. Нейроборрелиоз у детей. – Кемерово.:  Летопись, 2001. – 121с.
  7. Dumler J.S., Choi K.-S., Garcia-Garcia J.C. et al. Human Granulocytic Anaplasmosis and Anaplasma phagocytophilum. // Emerg. Infect. Diseases. - 2005. - Vol. 11, N.12. – P. 246-248.
  8. Levin M.L., Fish D. Acquisition of Coinfection and Simultaneous Transmission of Borrelia burgdorferi and Ehrlichia phagocytophila by Ixodes scapularis Ticks. // Infect. Immun. - 2000. – Vol. 684, N.4. – P.2183-2186.
  9. Lesnicar G., Poljak M., Seme K. et al. Pediatric tick-borne encephalitis in 371 cases from an endemic region in Slovenia, 1959 to 2000. //Pediatr. Infect. Dis. J. - 2003. - Vol.22, N.7. – P. 612-6177.
  10. Poponnikova T.V. Specific clinical and epidemiological features of tick-borne encephalitis in Western Siberia. // International Journal of Medical Microbiology. - 2006. - Vol.206. – P.59-62.

 

РЕЗЮМЕ

 

Высокая частота развития клещевых микст-инфекцией у детей требует оптимизации принципов медикаментозного лечения. Микст-инфекция характеризуется усилением тяжести клинических проявлений в сравнении с моно-инфекциями, что проявляется увеличением длительности и выраженности общеинфекционных, менингеальных, общемозговых и очаговых симптомов. Лечение различных клинических форм клещевых инфекций требует комплексного дифференцированного подхода с учетом возраста больных, этиологии инфекции, преморбидного фона и доминирующего клинического синдрома. Сочетание этиотропного лечения с дезинтоксикацией, дегидратацией, иммуномодулирующей, противосудорожной, ноотропной и седативной терапией позволяет добиться стойкого регресса клинических проявлений, улучшает прогноз для жизни и восстановления функций нервной системы. Коррекция неспецифического звена иммунитета возможна в остром периоде до серологического подтверждения диагноза и является важнейшим компонентом комплексного лечения.

               

 

 

Авторы:

 

Попонникова Татьяна Владимировна – д.м.н., профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики КемГМА, ведущий областной детский невролог

Тел. (3842)211998, 89039931843, e-mail:211998@kemtel.ru

 

Пиневич Ольга Сергеевна – врач детского неврологического отделения Кемеровской областной клинической больницы, аспирант кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики КемГМА

 

Серговская Валентина Дмитриевна – заведующая детским неврологическим отделением областной клинической больницы

 

Бедарева Татьяна Юрьевна - врач детского неврологического отделения Кемеровской областной клинической больницы, аспирант кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики КемГМА

 

Вахрамеева Татьяна Николаевна – врач-невролог МУЗ «Детская поликлиника №7», аспирант кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики КемГМА

 




Отзывы, вопросы, комментарии врача (0)


Задать вопрос, написать отзыв

Тема:
Имя:
Вопрос, отзыв:
E-mail: